Полярник (polyarnick) wrote,
Полярник
polyarnick

Полярник и шоколадная фабрика

Предупреждаю – этот пост будет длинным. Он про то, как я сбыла свою детскую мечту и сходила на шоколадную фабрику. И пользуясь тем, что я теперь не журналист, а блогер, и могу писать, что хочу и как бог на душу положит, я так и делаю. Поэтому приготовьтесь не к репортажу, а к «взгляду и нечту». Всё, я вас предупредила. Кто не спрятался и пошёл под кат – я не виновата.

Вот вам для затравки фото меня у шоколадного стола - за дегустацией образцов готовой продукции и расширенного ассортимента (я - в оранжевом, если вы забыли).



К слову, удивилась, увидев на столе конфеты "Комильфо", которые, как выяснилось, теперь делают у нас в Самаре. Я ими до этого пренебрегала - я вообще очень недоверчива к любой шоколадной продукции, если она сделана не в Самаре (исключение - конфеты "Красного Октября", им как-то удалось сохранить тот самый вкус, из детских новогодних подарков). Теперь попробовала - годные конфеты, есть можно.



Последняя неделя апреля у меня вообще выдалась шоколадной. В выходные я сходила на дегустацию шоколада, организованную шоколатерией «Вкус жизни», а в понедельник 27 апреля – на шоколадную фабрику, которая раньше называлась «Россия», а теперь - филиал компании «Нестле Россия», но которая для самарцев (куйбышевцев) осталась всё равно той самой, единственной, «Шоколадкой».



То есть, вы поняли - у меня был шанс сравнить шоколад ручной работы и фабричного производства. Хотя это только конечный продукт шоколатерии – ручной работы, а в качестве основы они закупают чистый, без примесей, колумбийский или бельгийский промышленный шоколад, ординарный (из одного сорта какао-бобов из конкретной местности) или купажный.
А вот на нашей фабрике шоколад делают, что называется, с нуля: сами закупают какао-бобы, сами их жарят (сладкий шоколадный аромат, который частенько окутывает район, в котором я живу – это, оказывается, как раз аромат обжарки какао-бобов), сами перерабатывают их в какао-порошок и какао-масло, сами делают из него плитки, конфеты и батончики – это называется «производство полного цикла».

В доказательство – подарили каждому мешочек волшебных обжаренных какао-бобов.



И показали, где их жарят и дробят.



Видите поток дроблёных какао-бобов?



Это какао-бобы на разной стадии обработки.



А вот здесь из них какао-масло жмут.



А вы знаете, что именно какао-масло, а не какао-порошок, делает шоколад шоколадом? Если есть в составе какао-масло - можешь называться шоколадом, нет какао-масла - имя тебе глазурь, ну или, там, сладкая плитка. Здесь все 75 лет делают полноправный шоколад, как бы ни изменилась рецептура и технология, каких бы прочих ингредиентов в нём ни было.

Честно говоря, кто только не делает сегодня шоколад в Самаре! Вот, например, если вы иногородний путешественник, проезжающий Самару, и вышли на перрон покурить подышать свежим воздухом и прикупить самарских специалитетов, то даже не надейтесь попробовать «настоящего самарского шоколада». Ибо тот «самарский шоколад», который предлагают в киосках на платформах и в здании вокзала, он, конечно, сделан в Самаре, но не имеет ничего общего с легендарным «самарским шоколадом», который десятилетиями создавал славу Самары (вместе с жигулёвским пивом и родниковской водкой) и который непременно старались здесь попробовать и привезти домой в качестве гостинцев.

Почему шоколад со словом «Россия» на красной капле, напоминающей растаявший (или ещё не застывший) конус конфеты «Родные просторы», не продают на железнодорожном вокзале и в аэропорту, этих воротах Самары – такой вопрос задали на пресс-конференции представителям руководства фабрики. Они ответили, что реализацией продукции занимается специальный центр, находящийся в Кинеле, а их дело - производство. У них – крупных иностранных корпораций – всё так: узкая специализация подразделений, каждый занимается своим делом.

Так что, если вы купите на самарском вокзале плитку местного шоколада или коробку шоколадных конфет, вы не поймёте, чего это ваша мама или бабушка так нахваливала самарский шоколад. Впрочем, даже если вы купите шоколад с логотипом «Россия – щедрая душа» - вы всё равно не поймёте. Потому что вот уже 20 лет это совсем не тот шоколад, который ели ваши мамы и бабушки, а, может быть, застали и вы, если вам сильно больше двадцати. На мой вопрос, почему у самарского шоколада теперь другой вкус, представители «Нестле Россия» ответили неопределенно – что вкус отвечает запросам потребителей. Может, смысл моего вопроса исказился при переводе, а может, и правда не поняли – о чём это я, потому что вряд ли они пробовали ТОТ САМЫЙ советский шоколад «Россия» и могут сравнить. Но он другой, безусловно.

7 нестле руководство.jpg
Слева направо: Пьер Томас Франсуа, корпоративный технический директор "Нестле" в регионе Россия-Евразия; Елена Звонцова, директор филиала "Нестле Россия" в г. Самара (Кондитерское объединение "Россия"); Бруно Эмменеггер, директор бизнеса кондитерских изделий "Нестле Россия"

Я не хочу сказать, что он хуже – он просто другой. Мы сегодня едим бананы, которые совсем не те, что наши родители привозили из столичных командировок – потому что тот сорт бананов, который импортировался в СССР, уже просто не существует в природе. И какао-бобы наверняка уже не те. Как, впрочем, и другие ингредиенты. Потому что с тех пор, как швейцарская компания Nestle купила шоколадную фабрику «Россия», прошло двадцать лет. В этом году фабрика отмечает сразу две даты – 45 лет Кондитерского объединения «Россия» и 20 лет партнерства с «Нестле». Собственно, по этому поводу и была организована экскурсия журналистов и блогеров на производство.

Много воды с той поры утекло. На «Шоколадке» многое поменялось – оборудование, технологии, корпоративная культура. Хотя некоторые «динозавры» из той самой итальянской линии оборудования, на которой делали легендарный советский шоколад фабрики «Россия», до сих пор в строю.

Вот этот агрегат для перемешивания шоколадной массы – заслуженный ветеран труда из старой итальянской гвардии.



А это его современный собрат – в несколько раз крупнее, занимает один почти что целый цех: чтобы заглянуть внутрь, нам пришлось залезть к нему на крышу.



Фото не в состоянии передать, как дрожит пол (крыша этого гигантского миксера) под ногами и как пышет жаром от перемешиваемой шоколадной массы.



Я не была на советской «Шоколадке», поэтому не могу сравнивать – как было и как стало. Могу рассказывать только о том, что вижу сейчас. А сейчас я вижу современное пищевое производство, во главу угла которого поставлена безопасность – как производственная безопасность сотрудников, так и пищевая безопасность потребителя.



Во имя этой безопасности нас всех одели в белые халаты, красные шапочки и железные башмаки. Чесслово – у них носы железные, могут выдержать тонну, если она случайно упадёт вам на ногу.



Ещё мы сняли все украшения и закрепили очки специальными шнурками - чтоб не упали случайно в шоколад. И вымыли руки, да. Хотя нам и так нельзя было ничего трогать.



А если бы среди нас были ламберсексуалы – им бы выдали набородники. Вот такие.

14 набородник.jpg

Если бы мы собирались пробыть в цехах целый рабочий день, нам бы тоже выдали такие жёлтые шумоподавляющие наушники. А так раздали беруши на шнурке. Отличные беруши, скажу я вам - мягкие, но очень хорошо поглощающие звуки.

Во имя безопасности сотрудники могут ходить только по таким пешеходным дорожкам, обозначенным специальным знаком.



Здесь вообще очень много предупреждающих знаков - на дверях, на стенах, на оборудовании. И много запретов, гарантирующих, что никакой неправильной начинки не обнаружится в ваших шоколадках: нельзя жевать жвачку, есть на рабочем месте, разводить цветы в цехах, проносить в цех посторонние предметы. в том числе - часы, ключи и мобильные телефоны.



Вот на этом конвейере знаки, интуитивно понятные каждому - "руки не суй - отрежет" и "сверху льётся горячая масса" - хотя сунуть руки под ножи, защищенные прозрачной пластиковой крышкой, нужно очень постараться.



Кстати, это - линия производства батончиков "Несквик". Здесь режут начинку из нуги, обливают её шоколадом, охлаждают, запечатывают в фантики и упаковывают в коробки. И всё это машинами, практически без участия человека.



Вот это робот-упаковщик: он присасывает столько батончиков, сколько нужно поместить в коробку, и аккуратно выплёвывает их в подъезжающую тару - сразу в четыре.



А теперь проследим за рождением самых популярных, можно сказать - народных, конфет - "Родные просторы" (которые когда-то были также известны как "Золотая нива" и "Раздолье"). И за блогерами, фиксирующими этот процесс :)



Здесь конфеты обливают шоколадной глазурью.

23 родные просторы.jpg

Здесь они падают в вафельную крошку...



... а здесь они в ней валяются обваливаются.



А эта милая сотрудница высматривает конфеты, которые не обвалялись как следует, и возвращает их обратно в крошку.



А это мой любимый кадр. Я хотела бы такой продуктопровод от шоколадной фабрики до моей кухни :)



Шоколадные плитки здесь, конечно, тоже делают - но мы уже по времени не укладывались пойти на них посмотреть. Да и что там смотреть - заливают горячую шоколадную массу в формы, охлаждают, вытряхивают, упаковывают. Всё то же самое.

Напоследок - моё как-бы селфи. На самом деле это la_chevrefeuill сделала снимок, а у меня кадр получился не в фокусе.



А завтра я уезжаю в Геную - за итальянским шоколадом (на мой вкус - он ближе всего к тому вкусу шоколада из детства, ближе, чем швейцарский или австрийский шоколад, возможно, потому, что тот самый шоколад из моего детства делали на итальянском оборудовании и по итальянской технологии, и возможно, у итальянцев она всё ещё сохранилась). На самом деле, конечно, я еду свой день рожденья там отмечать, но и за шоколадом тоже (а также сыром, мёдом и генуэзским базиликом).

Tags: блог-тур, шоколад
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments